Пиразолоновый ряд лекарств

Лекарства-убийцы 28. Лекарства пиразолоновой группы

Разрушение генофонда: глобальные умолчания

Министерство здравохоронения на страже интересов фармомагнатов

Продолжаем рассказывать об анальгетиках, запрещенных в большинстве стран мира и прочно прописавшихся на российском рынке. Тридцать лет здравохоронительные ведомства СССР и России скрывали эту информацию от населения и продолжают скрывать по сей день. Это было бы смешно (на дворе – век Интернета и других массовых информационных технологий), если бы не было так грустно.

Но прежде чем мы продолжим разговор о конкретных препаратах, немного поговорим об анальгетиках вообще.

А нужны ли анальгетки?

Вредоносность самых популярных и отпускающихся без рецепта анальгетических средств – только часть проблемы. Другая часть – само по себе существование данного класса препаратов.

Во всем мире хроническими болями страдают от 25 до 30 процентов населения, и это самый дорогой из недугов современного общества. В одних только Соединенных Штатах боль ежегодно требует затрат в 90 миллиардов долларов. Объем продаж безрецептурных обезболивающих средств в Европейском Сообществе превышает американский объем в 2 с лишним раза.

Между тем, в подавляющем большинстве случаев боль – это вовсе не недуг. Век назад фармомагнаты искусственно сделали ее недугом, объявили отдельной болезнью, чтобы продавать обезболивающие препараты-анальгетики, т. е. такие средства, которые не устраняют причину боли, а лишь снижают чувствительность нервных окончаний в теле. Чаще всего при болевых состояниях даже и лечения никакого не требуется. Так, давно известно, что у детей боль в основном бывает острой и проходит без лечения. Периодически возникающие в детстве болевые ощущения – спазмы в животе, головная боль и боль в конечностях… – редко требуют фармакотерапии. Но если все мамаши об этом узнают, магнаты разорятся.

На самом деле болеутоляющие средства нужны в очень редких случаях. К примеру, без них не обойтись при посттравматических и послеоперационных болях, при тяжелых инфекционных болезнях и раковых опухолях, при некоторых других не часто встречающихся состояниях… Но дело в том, что при таких состояниях ненаркотические анальгетики слишком слабы и не приносят облегчения. В общем, получается, что по большому счету они вообще не нужны здравоохранению как самостоятельные препараты – независимо от того, вызывают они смертоносные побочные эффекты или не вызывают. А если и нужны, то только для разовогоупотребления под контролем и по рецепту врача и в совершенно неотложных, безвыходных случаях (а именно, когда наркотический анальгетик еще более опасен).

А теперь продолжим знакомиться с лекарствами-убийцами из разряда анальгетиков.

Лекарства пиразолоновой группы

В прошлом номере мы рассказали о закончившейся полтора десятка лет назад общемировой акции по запрету анальгина (дипирон, новалдин, сальпирин, баралгин М, метамезол натрия, небагин, спаздолзин, рональгин и т. д.) и препаратов с анальгином, таких как баралгин (берлон, брал, зологан, максиган, минальгин, минаралгин, небалган, пиафен, спазвин, спазган, спазмаган, спазмалгин, спазмалгон, спазмогард, триган…) и других, реклама которых не сходит с экранов. Лекарство было запрещено после того, как было установлено, что оно в 24 раза повышает вероятность тяжелого поражения костного мозга со смертельным исходом и вызывает ряд других летальных побочных эффектов. Мало нашлось стран, где власти сохранили дипирон-анальгин на рынке, а народ – в неведении. Это Россия, а заодно, как водится, Белоруссия, Таджикистан и еще несколько новых демократий из числа союзных республик.

Дипирон-анальгин – только один из препаратов так называемого пиразолонового ряда, или пиразолонов. Корпорация Hoechst, крупнейший мировой производитель лекарства, пытаясь сохранить прибыль, пошла на фальсификацию, тем самым вовлекла в дискуссию широкие круги ученых и сама же поспособствовала грандиозному скандалу с этим лекарством. Остальные пиразолоны, оказавшиеся столь же небезупречными в смысле побочных эффектов, изымались не столь масштабно и не с таким шумом. Но все-таки изымались. Мы не станем долго перечислять, когда и где изымались из обращения лекарства этой разновидности, а обратим внимание на характер действий государственных ведомств в странах, где власть не занимается геноцидом собственного народа.

В 1982 году власти Федеративной Республики Германии, получив неоспоримые факты о нежелательных последствиях, изъяли из продажисразу 80 лекарств, содержащих препараты пиразолоновой группы, и только корпорация Hoechst, находившаяся в тот момент в состоянии тяжбы с государством, сохранила на рынке еще на некоторое время свойбаралгин. Но сохранила формально, а фактически государственные ведомства воспрепятствовали его реализации, ограничив применение и опубликовав предостережение для граждан. То есть ведомства исполнили свое предназначение, а чиновники предпочли выполнение долга взяткам.

В 1983 году здравоохранительное ведомство Израиля изъяло с рынкасразу все комбинированные продукты с дипироном, нанеся огромный убыток своим производителям, коммерсантам и аптекам, но сохранив здоровье гораздо большему числу граждан.

Не стало препятствием огромное падение прибылей фармацевтического сектора экономики для властей Японии, Греции, Саудовской Аравии, поставивших заслон пиразолонам.

Аналогичный шаг предприняли власти не очень богатой страны Мексики, запретив ни много, ни мало – 44 процента имевшихся на рынке анальгетических средств. Именно такую долю занимали попавшие в опалу комбинированные препараты, представляющие собой сочетания пиразолонов с антигистаминами, сосудосуживающими средствами, противоотечными препаратами, мышечными релаксантами, витаминами. Пошла на подобный шаг и другая небогатая страна – Филиппины… Между прочим, в подобных странах изъятие целого разряда лекарств означает не только падение прибылей в отрасли, но и разорение огромного числа мелких бизнесменов.

Для чего мы обо всем этом говорим? Для того, чтобы после Филиппин перейти к российской действительности и показать, что нашей стране и нашему населению крайне не повезло с чиновничеством. В России лекарства-убийцы пиразолонового ряда остались практически не тронутыми. Это одна из самых востребованных, стабильно продаваемых групп. Которая не уменьшается, а даже растет.

Перечислим первые попавшиеся в справочнике пиразолоны и их комбинации.

До сих пор востребован и продаваем амидопирин, он жепирамидон, назначаемый в том числе детям в возрасте до года. В комбинации с другим лекарством-убийцей фенацетином, исчезнувшим смирового рынка 20 лет назад, амидопирин образует популярные средства «от головной боли» новомигрофен, пиркофен и пирафен; в сочетании с кофеином – пирамеин; с дибазолом – амазол.

Еще одно лекарство пиразолоного ряда бутадион поставляется братьями-венграми в чистом виде в форме под собственным названием, а в сочетании с вышеназванным амидопирином – другими братьями под названиями пирабутол и реопирин.

Комбинация того же бутадиона с несколькими дополняющими компонентами поставляется в Россию из Австрии под названием Амбене.

Имеется в арсенале наших медиков повсеместно, кроме России, исчезнувший пиразолоновый препарат трибузон, он же бенетазон.

Пиразолоновый препарат антипирин применяется в форме порошка и таблеток, в том числе для детей до года, при простудах и невралгиях, он же в комбинации с фенацетином и кофеином продается под названиеманкофен.

Ну а сколько у нас имеется комбинаций с анальгином вместе с «двойниками» и аналогами, точно не скажет никто. Но ясно, что их в масштаб больше, нежели в Германии или Израиле во времена самых больших оборотов «пиразолоновых королей» фармацевтического рынка.

Будьте здоровы!

В настоящее время полная версия поста «Лекарства-убийцы» находится

здесь

и здесь

Применение пиразолоновых препаратов в лечении заболеваний

К группе этих препаратов относят ряд производных пиразолона, обладающих сочетанием противовоспалительных, болеуто­ляющих и жаропонижающих свойств, выраженных в разной сте­пени. Ведущий представитель пиразолоновых производных — бутадион (фенилбутазон). Он относится к наиболее сильным НПВП и по степени антивоспалительного действия соизмерим толь­ко с вольтареном и индометацином, поэтому в дальнейшем изложе­нии основное внимание уделяется именно бутадиону.
Бутадион, как и остальные пиразолоновые препараты, быстро всасывается из пищеварительного тракта. Максимального уровня в плазме после приема внутрь он достигает через 2 ч, а после внутримышечной инъекции — через 6—8 ч (из-за связывания с тканями в месте введения).
В отличие от большинства НПВП бутадион выводится из крови сравнительно медленно (из-за более медленного метаболизма) — период полувыведения составляет 29—175 ч. В крови при обычных дозах около 98% препарата связано с белками плазмы (в основ­ном с альбумином). В случае назначения высоких доз бутадиона большая его часть оказывается не связанной с белками и метаболизируется гораздо быстрее.
По-видимому, в этом заключается объяснение того, что при назначении доз, превышающих 0,6 г/сут, почти не происходит дальнейшего нарастания концентрации бутадиона в плазме. Специфического сродства к какой-либо ткани не отмечено, но в воспалительном фокусе содержание этого пре­парата в 2 раза выше по сравнению с окружающей тканью.
Бутадион метаболизируется преимущественно в печени с образованием оксифенбутазона и у гидроксифенбутазона. Первое из этих ве­ществ также дает противовоспалительный эффект и используется в качестве самостоятельного лекарственного препарата, а второе почти не влияет на воспаление, но обладает выраженными урикозурическими свойствами. Оба эти метаболита выделяются с мочой.
Бутадион оказывает отчетливое противовоспалительное дейст­вие в связи с торможением синтеза простагландинов и выработки АТФ, а также с угнетением активности протеолитических фер­ментов; по-видимому, меньшее значение имеют уменьшение про­ницаемости капилляров и торможение воспалительной пролифера­ции. Кроме того, ему свойственны неспецифические жаропони­жающие и обезболивающие эффекты, антикоагулянтное действие (торможение агрегации тромбоцитов и активности тромбина), усиление выделения мочевой кислоты вследствие торможения ее канальцевой реабсорбции, легкое анаболическое, седативное и спазмолитическое влияние. Иммунодепрессивные свойства не вы­явлены.
Бутадион выпускается в таблетках по 0,15 г. Весьма популярно также сочетание его с амидопирином (реопирин, пирабутол, иргапирин): в драже или таблетках по 0,125 г и в ампулах по 0,75 г каждого препарата; объем ампулы 5 мл. При необходимости бутадион можно использовать в свечах (по 200 мг в каждой). Началь­ная суточная доза бутадиона 0,45—0,6 г, в дальнейшем дозу умень­шают до 0,3 и даже 0,2 г. Соответственно реопирин назначают по 4—2 драже в сутки (как и бутадион, только после еды). Внутри­мышечные инъекции реопирина по 3—5 мл/сут наиболее целесо­образно применять в тех случаях, когда необходимо быстро устра­нить острый болевой синдром, связанный с воспалением, напри­мер, при остром подагрическом артрите. В связи с выраженным антивоспалительным влиянием бутадион эффективен при многих ревматических воспалительных заболеваниях.
При болезни Бехтерева бутадион дает особенно яркий эффект. Вначале его назначают в полной дозе (0,6—0,45 г/сут), а после достижения отчетливого улучшения — в поддерживающей (0,3—0,2 г/сут). Последнюю нередко назначают месяцами. Сравнительно широко бутадион применяли также при ревматоидном артрите. Противовоспалительное, болеутоляющее и жаропонижающее дей­ствие бутадиона и реопирина более выражено, чем у ацетилсалициловой кислоты.

Однако из-за опасения побочного действия этих пиразолоновых средств (при назначении их полных доз) им отдается предпочтение лишь в тех случаях, когда необходимо более интенсивное, но кратковременное подавление воспаления или при лечении больных болезнью Бехтерева, для которых бутадион явля­ется одним из препаратов выбора. Бутадион несколько усиливает действие ацетилсалициловой кислоты, ацетилхолина, кортикостероидов, амидопирина (за счет замедления их обмена), а также антикоагулянтов, барбитуратов и некоторых наркотиков. Кроме того, бутадион замедляет выде­ление почками пенициллина, ПАСК, амидопирина.
Бутадион используется не только в ревматологии. Он является одним из лучших лекарственных препаратов при остром флебите и тромбофлебите. Применяют его также при злокачественных опухолях, гемобластозах, различных операциях и инфекционных заболеваниях (в сочетании с антибиотиками) для подавления воспалительного процесса и одновременного уменьшения болево­го и лихорадочного синдромов.
Среди побочных эффектов наиболее часты зудящие кожные сыпи, гастралгии (редко с изжогой или тошнотой), задержка жид­кости, особенно нежелательная у больных с пороками сердца. У отдельных лиц возможно образование язв желудка. Развитие выраженных лейкопений и тромбоцитопений — большая редкость. Иногда отмечаются легкие признаки гипокоагуляции (обычно микрогематурия) и обратимой миокардиодистрофии по данным ЭКГ. Имеются данные о том, что бутадион вызывает нарастание хромосомных аберраций в лимфоцитах человека, в связи с чем при беременности препарат не назначают. Бутадион нельзя ком­бинировать с производными изоникотиновой кислоты (у больных туберкулезом), так как при этом возможно токсическое влияние на Ц НС.
Основные противопоказания к назначению бутадиона: язвен­ная болезнь желудка и двенадцатиперстной кишки, недостаточ­ность кровообращения, нарушения функции печени и почек, вы­раженные цитопении. Хотя бутадион остается основным пиразолоновым противовоспалительным средством, в ревматологии ис­пользуют и другие препараты этой группы, но гораздо реже.
Оксифенбутазон — химически очень близок бутадиену и является одним из его метаболитов. При введении оксифенбутазона в практику высказывалось мнение, что его переносимость окажется лучшей по сравнению с бутадионом, но в дальнейшем это не подтвердилось. Все свойства препаратов оказались тожде­ственными (включая лечебный и побочные эффекты, необходимые терапевтические дозы и взаимодействие с другими лекарствами). Выпускается в таблетках по 100 мг и в свечах по 250 мг.
В клинической практике используют также близкий бутадиону препарат бенетазон в виде таблеток по 0,25 г; суточная доза 0,75—1,5 г. Существенным преимуществом перед бутадионом он не обладает. Лечебный эффект и побочное действие обоих препа­ратов близки, но переносимость бенетазона, по-видимому, несколь­ко хуже.
Противовоспалительное действие амидопирина и анальгина выражено заметно слабее даже при использовании их в полных дозах — 1,5 г амидопирина или 3—4 г анальгина в сутки. Поэтому в настоящее время самостоятельное значение этих препаратов в ревматологии незначительное. Их применяют иногда в качестве дополнительных болеутоляющих средств при ревматоидном артрите или артрозе (на фоне более энергичного противовоспалительного лечения).

За последние годы в связи с появлением новых НПВП значение пиразолоновых препаратов резко упало.

Опубликовал Константин Моканов