Миограмма на ЭЭГ

Расшифровка результатов электроэнцефалографии

Ритмы электроэнцефалограммы взрослого бодрствующего человека

Под понятием «ритм» на ЭЭГ подразумевается определённый тип электрической активности, соответствующий некоторому определённому состоянию мозга и связанный с определёнными церебральными механизмами. При описании ритма указывается его частота, типичная для определённого состояния и области мозга, амплитуда и некоторые характерные черты его изменений во времени при изменениях функциональной активности мозга.

  1. Альфа(а)-ритм: частота 8-13 Гц, амплитуда до 100 мкВ. Регистрируется у 85-95% здоровых взрослых. Лучше всего выражен в затылочных отделах. Наибольшую амплитуду а-ритм имеет в состоянии спокойного расслабленного бодрствования при закрытых глазах. Помимо изменений, связанных с функциональным состоянием мозга, в большинстве случаев наблюдают спонтанные изменения амплитуды а-ритма, выражающиеся в чередующемся нарастании и снижении с образованием характерных «веретён», продолжительностью 2-8 с. При повышении уровня функциональной активности мозга (напряжённое внимание, страх) амплитуда а-ритма уменьшается. На ЭЭГ появляется высокочастотная низкоамплитудная нерегулярная активность, отражающая десинхронизацию активности нейронов. При кратковременном, внезапном внешнем раздражении (особенно вспышке света) эта десинхронизация возникает резко, и в случае если раздражение не носит эмоциогенного характера, достаточно быстро (через 0,5-2 с) восстанавливается а-ритм. Этот феномен называется «реакция активации», «ориентировочная реакция», «реакция угасания а-ритма», «реакция десинхронизации».
  2. Бета-ритм: частота 14-40 Гц, амплитуда до 25 мкВ. Лучше всего бета-ритм регистрируется в области центральных извилин, однако распространяется и на задние центральные и лобные извилины. В норме он выражен весьма слабо и в большинстве случаев имеет амплитуду 5-15 мкВ. Бета-ритм связан с соматическими сенсорными и двигательными корковыми механизмами и даёт реакцию угасания на двигательную активацию или тактильную стимуляцию. Активность с частотой 40-70 Гц и амплитудой 5-7 мкВ иногда называют у-ритмом, клинического значения он не имеет.
  3. Мю-ритм: частота 8-13 Гц, амплитуда до 50 мкВ. Параметры мю-ритма аналогичны таковым нормального а-ритма, но мю-ритм отличается от последнего физиологическими свойствами и топографией. Визуально мю-ритм наблюдают только у 5-15% испытуемых в роландической области. Амплитуда мю-ритма (в редких случаях) нарастает при двигательной активации или соматосенсорной стимуляции. При рутинном анализе мю-ритм клинического значения не имеет.

Виды активности, патологические для взрослого бодрствующего человека

  • Тета-активность: частота 4-7 Гц, амплитуда патологической тета-активности>40 мкВ и чаще всего превышает амплитуду нормальных ритмов мозга, достигая при некоторых патологических состояниях 300 мкВ и более.
  • Дельта-активность: частота 0,5-3 Гц, амплитуда такая же, как у тета-активности.

Тета- и дельта-колебания могут в небольшом количестве присутствовать на ЭЭГ взрослого бодрствующего человека и в норме, но их амплитуда при этом не превышает таковую а-ритма. Патологической считают ЭЭГ, содержащую тета- и дельта-колебания амплитудой >40 мкВ и занимающие более 15% общего времени регистрации.

Эпилептиформная активность — феномены, типично наблюдаемые на ЭЭГ больных эпилепсией. Они возникают в результате высокосинхронизованных пароксизмальных деполяризационных сдвигов в больших популяциях нейронов, сопровождающихся генерацией потенциалов действия. В результате этого возникают высокоамплитудные острой формы потенциалы, имеющие соответствующие названия.

  • Спайк (англ. spike — остриё, пик) — негативный потенциал острой формы, длительностью менее 70 мс, амплитудой >50 мкВ (иногда до сотен или даже тысяч мкВ).
  • Острая волна отличается от спайка растянутостью во времени: её длительность 70-200 мс.
  • Острые волны и спайки могут комбинироваться с медленными волнами, образуя стереотипные комплексы. Спайк-медленная волна — комплекс из спайка и медленной волны. Частота комплексов спайк-медленная волна составляет 2,5-6 Гц, а период, соответственно, — 160-250 мс. Острая-медленная волна — комплекс из острой волны и следующей за ней медленной волны, период комплекса 500-1300 мс.

Важная характеристика спайков и острых волн — их внезапное появление и исчезновение и чёткое отличие от фоновой активности, которую они превышают по амплитуде. Острые феномены с соответствующими параметрами, нечётко отличающиеся от фоновой активности, не обозначаются как острые волны или спайки.

Комбинации описанных феноменов обозначаются некоторыми дополнительными терминами.

  • Вспышка — термин, обозначающий группу волн с внезапным возникновением и исчезновением, чётко отличающихся от фоновой активности частотой, формой и/или амплитудой.
  • Разряд — вспышка эпилептиформной активности.
  • Паттерн эпилептического припадка — разряд эпилептиформной активности, типично совпадающей с клиническим эпилептическим приступом. Обнаружение таких феноменов, даже если не удаётся чётко оценить клинически состояние сознания пациента, также характеризуется как «паттерн эпилептического припадка».
  • Гипсаритмия (греч. «высокоамплитудный ритм») — непрерывная генерализованная высокоамплитудная (>150 мкВ) медленная гиперсинхронная активность с острыми волнами, спайками, комплексами спайк-медленная волна, полиспайк-медленная волна, синхронными и асинхронными. Важный диагностический признак синдромов Уэста и Леннокса-Гасто.
  • Периодические комплексы — высокоамплитудные вспышки активности, характеризующиеся постоянством формы для данного пациента. Наиболее важные критерии их распознавания: близкий к постоянному интервал между комплексами; непрерывное присутствие в течение всей записи, при условии постоянства уровня функциональной активности мозга; интра-индивидуальная стабильность формы (стереотипность). Чаще всего они представлены группой высокоамплитудных медленных волн, острых волн, сочетающихся с высокоамплитудными, заострёнными дельта- или тета-колебаниями, иногда напоминают эпилептиформные комплексы острая-медленная волна. Интервалы между комплексами составляют от 0,5-2 до десятков секунд. Генерализованные билатерально-синхронные периодические комплексы всегда сочетаются с глубокими нарушениями сознания и указывают на тяжёлое поражение мозга. Если они не обусловлены фармакологическими или токсическими факторами (алкогольная абстиненция, передозировка или внезапная отмена психотропных и гипноседативных препаратов, гепатопатия, отравление оксидом углерода), то, как правило, являются следствием тяжёлой метаболической, гипоксической, прионовой или вирусной энцефалопатии. Если интоксикации или метаболические нарушения исключены, то периодические комплексы с высокой достоверностью указывают на диагноз панэнцефалита или прионового заболевания.

Варианты нормальной электроэнцефалограммы взрослого бодрствующего человека

ЭЭГ в существенной степени однородна для всего мозга и симметрична. Функциональная и морфологическая неоднородность коры определяет особенности электрической активности различных областей мозга. Пространственная смена типов ЭЭГ отдельных областей мозга происходит постепенно.

У большинства (85-90%) здоровых взрослых при закрытых глазах в покое на ЭЭГ регистрируется доминирующий а-ритм с максимальной амплитудой в затылочных отделах.

У 10-15% здоровых обследуемых амплитуда колебаний на ЭЭГ не превышает 25 мкВ, во всех отведениях регистрируется высокочастотная низкоамплитудная активность. Такие ЭЭГ называют низкоамплитудными. Низкоамплитудные ЭЭГ указывают на преобладание в мозге десинхронизирующих влияний и являются вариантом нормы.

У части здоровых обследуемых вместо а-ритма регистрируют активность 14-18 Гц амплитудой около 50 мкВ в затылочных отделах, причём, подобно нормальному альфа-ритму, амплитуда снижается по направлению кпереди. Такая активность называется «быстрый а-вариант».

Очень редко (0,2% случаев) на ЭЭГ при закрытых глазах в затылочных отделах регистрируются регулярные, близкие к синусоидальным, медленные волны частотой 2,5-6 Гц и амплитудой 50-80 мкВ. Этот ритм имеет все остальные топографические и физиологические характеристики альфа-ритма и называется «медленный альфа-вариант». Не будучи связан с какой-либо органической патологией, он рассматривается как пограничный между нормой и патологией и может указывать на дисфункцию диэнцефальных неспецифических систем мозга.

Изменения электроэнцефалограммы в цикле бодрствование-сон

  • Активное бодрствование (при умственной нагрузке, визуальном слежении, обучении и других ситуациях, требующих повышенной психической активности) характеризуется десинхронизацией нейрональной активности, на ЭЭГ преобладает низкоамплитудная высокочастотная активность.
  • Расслабленное бодрствование — состояние обследуемого, покоящегося в удобном кресле или на постели с расслабленной мускулатурой и закрытыми глазами, не занятого какой-либо специальной физической или психической активностью. У большинства здоровых взрослых в этом состоянии на ЭЭГ регистрируется регулярный альфа-ритм.
  • Первая стадия сна эквивалентна дремоте. На ЭЭГ наблюдают исчезновение альфа-ритма и появление одиночных и групповых низкоамплитудных дельта- и тета-колебаний и низкоамплитудной высокочастотной активности. Внешние стимулы вызывают вспышки альфа-ритма. Продолжительность стадии 1-7 мин. К концу этой стадии появляются медленные колебания амплитудой
  • Вторая стадия сна характеризуется появлением сонных веретён и К-комплексов. Сонные веретёна — вспышки активности частотой 11-15 Гц, преобладающие в центральных отведениях. Продолжительность веретён — 0,5-3 с, амплитуда приблизительно 50 мкВ. Они связаны с срединными подкорковыми механизмами. К-комплекс — вспышка активности, типично состоящей из двухфазной высокоамплитудной волны с начальной негативной фазой, сопровождаемой иногда веретеном. Амплитуда его максимальна в области макушки, продолжительность не менее 0,5 с. К-комплексы возникают спонтанно или в ответ на сенсорные стимулы. В этой стадии эпизодически наблюдаются также вспышки полифазных высокоамплитудных медленных волн. Медленные движения глаз отсутствуют.
  • Третья стадия сна: веретёна постепенно исчезают и появляются дельта- и тета-волны амплитудой более 75 мкВ в количестве от 20 до 50% времени эпохи анализа. В этой стадии часто трудно дифференцировать К-комплексы от дельта-волн. Сонные веретёна могут полностью исчезнуть.
  • Четвёртая стадия сна характеризуется волнами частотой
  • Во время сна у человека эпизодически возникают периоды десинхронизации на ЭЭГ — так называемый сон с быстрыми движениями глаз. В течение этих периодов регистрируется полиморфная активность с преобладанием высоких частот. Этим периодам на ЭЭГ соответствует переживание сновидения, падение мышечного тонуса с появлением быстрых движений глазных яблок и иногда быстрых движений конечностей. Возникновение этой стадии сна связано с работой регуляторного механизма на уровне моста мозга, её нарушения свидетельствуют о дисфункции этих отделов мозга, что имеет важное диагностическое значение.

, , , , , ,

Возрастные изменения электроэнцефалограммы

ЭЭГ недоношенного ребёнка в возрасте до 24-27 нед гестации представлена вспышками медленной дельта- и тета-активности, эпизодически комбинирующимися с острыми волнами, продолжительностью 2-20 с, на фоне низкоамплитудной (до 20-25 мкВ) активности.

У детей 28-32 нед гестации дельта- и тета-активность амплитудой до 100-150 мкВ становится более регулярной, хотя также может включать вспышки более высокоамплитудной тета-активности, перемежающиеся периодами уплощения.

У детей старше 32 нед гестации на ЭЭГ начинаются прослеживаться функциональные состояния. В спокойном сне наблюдают интермиттирующую высокоамплитудную (до 200 мкВ и выше) дельта-активность, сочетающуюся с тета-колебаниями и острыми волнами и перемежающуюся периодами относительно низкоамплитудной активности.

У доношенного новорождённого на ЭЭГ чётко определяются различия между бодрствованием с открытыми глазами (нерегулярная активность частотой 4-5 Гц и амплитудой 50 мкВ), активным сном (постоянная низкоамплитудная активность 4-7 Гц с наложением более быстрых низкоамплитудных колебаний) и спокойным сном, характеризующимся вспышками высокоамплитудной дельта-активности в комбинации с веретёнами более быстрых высокоамплитудных волн, перемежающихся низкоамплитудными периодами.

У здоровых недоношенных детей и доношенных новорождённых в течение первого месяца жизни наблюдают альтернирующую активность во время спокойного сна. На ЭЭГ новорождённых присутствуют физиологические острые потенциалы, характеризующиеся мультифокальностью, спорадичностью появления, нерегулярностью следования. Амплитуда их обычно не превышает 100-110 мкВ, частота возникновения в среднем составляет 5 в час, основное их количество приурочено к спокойному сну. Нормальными также считают относительно регулярно возникающие острые потенциалы в лобных отведениях, не превышающие по амплитуде 150 мкВ. Нормальная ЭЭГ зрелого новорождённого характеризуется наличием ответа в виде уплощения ЭЭГ на внешние стимулы.

В течение первого месяца жизни зрелого ребёнка исчезает альтернирующая ЭЭГ спокойного сна, на втором месяце появляются веретёна сна, организованная доминирующая активность в затылочных отведениях, достигающая частоты 4-7 Гц в возрасте 3 мес.

В течение 4-6-го месяцев жизни количество тета-волн на ЭЭГ постепенно увеличивается, а дельта-волн — уменьшается, так что к концу 6-го месяца на ЭЭГ доминирует ритм частотой 5-7 Гц. С 7-го по 12-й месяц жизни формируется альфа-ритм с постепенным уменьшением количества тета- и дельта-волн. К 12 мес доминируют колебания, которые можно охарактеризовать как медленный альфа-ритм (7-8,5 Гц). С 1 года до 7-8 лет продолжается процесс постепенного вытеснения медленных ритмов более быстрыми колебаниями (альфа- и бета-диапазона). После 8 лет на ЭЭГ доминирует альфа-ритм. Окончательное формирование ЭЭГ происходит к 16-18 годам.

Граничные значения частоты доминирующего ритма у детей

Возраст, лет

Частота, Гц

На ЭЭГ здоровых детей могут присутствовать избыточные диффузные медленные волны, вспышки ритмичных медленных колебаний, разряды эпилептиформной активности, так что с точки зрения традиционной оценки возрастной нормы даже у заведомо здоровых лиц в возрасте до 21 года к «нормальным» могут быть отнесены только 70-80% ЭЭГ.

С 3-4 и до 12 лет нарастает (с 3 до 16%) доля ЭЭГ с избыточными медленными волнами, а затем этот показатель достаточно быстро снижается.

Реакция на гипервентиляцию в форме появления высокоамплитудных медленных волн в возрасте 9-11 лет более выражена, чем в младшей группе. Не исключено, однако, что это связано с менее чётким выполнением пробы детьми младшего возраста.

Представленность некоторых вариантов ЭЭГ в здоровой популяции в зависимости от возраста

Вид активности

1-15 лет

16-21 год

Медленная диффузная активность амплитудой более 50 мкВ, регистрируемая более 30% времени записи

14%

5%

Медленная ритмическая активность в задних отведениях

25%

0,5%

Эпилептиформная активность, вспышки ритмичных медленных волн

15%

5%

«Нормальные» варианты ЭЭГ

68%

77%

Уже упомянутая относительная стабильность характеристик ЭЭГ взрослого человека сохраняется приблизительно до 50 лет. С этого периода наблюдается перестройка спектра ЭЭГ, выражающаяся в уменьшении амплитуды и относительного количества альфа-ритма и нарастании количества бета- и дельта-волн. Доминирующая частота после 60-70 лет имеет тенденцию к снижению. В этом возрасте у практически здоровых лиц также появляются видимые при визуальном анализе тета- и дельта-волны.

регуляторный

Смотреть что такое «регуляторный» в других словарях:

  • регуляторный — прил., кол во синонимов: 3 • коррекционный (3) • регуляционный (4) • терморегу … Словарь синонимов

  • регуляторный — ая, ое. regulateur m. Отн. к регулятору. Регуляторная коробка. БАС 1. Лекс. БАС 1: регуля/торный … Исторический словарь галлицизмов русского языка

  • Регуляторный — прил. 1. соотн. с сущ. регулятор, связанный с ним 2. Свойственный регулятору, характерный для него. Толковый словарь Ефремовой. Т. Ф. Ефремова. 2000 … Современный толковый словарь русского языка Ефремовой

  • РЕГУЛЯТОРНЫЙ ГЕН — (ген регулятор), ГЕН, регулирующий производство других генов. Регуляторные гены активизируют и угнетают группу соседних генов, называемую ОПЕРОН, которая функционирует как единое целое. Встречающиеся обычно у БАКТЕРИЙ, опероны отвечают за… … Научно-технический энциклопедический словарь

  • Регуляторный капитал — (regulatory capital) минимальный уровень капитала банков, требуемый регулирующими органами в целях защиты интересов инвесторов и вкладчиков … Экономико-математический словарь

  • регуляторный ген — Ген, участвующий в экспрессии других генов Тематики биотехнологии EN regulatory gene … Справочник технического переводчика

  • регуляторный генератор — — Тематики электротехника, основные понятия EN control generator … Справочник технического переводчика

  • регуляторный капитал — Минимальный уровень капитала банков, требуемый регулирующими органами в целях защиты интересов инвесторов и вкладчиков. Тематики экономика EN regulatory capital … Справочник технического переводчика

  • регуляторный фермент — Высокоспециализированный фермент, способен управлять активностью других ферментов Тематики биотехнологии EN regulatory enzyme … Справочник технического переводчика

  • регуляторный элемент — Последовательность ДНК, участвующая в экспрессии гена Тематики биотехнологии EN regulatory element … Справочник технического переводчика

ЭЭГ/ВидеоЭЭГ при эпилепсии

Электроэнцефалография (ЭЭГ) и Видео — электроэнцефалография (Видео-ЭЭГ).

Являются основным видом диагностики эпилепсии и позволяют отличать эпилепсию от других заболеваний, не сопровождающихся формированием патологического разряда на коре головного мозга.

ЭЭГ должна проводиться всем пациентам с подозрением на эпилепсию. Метод является обязательным критерием в установлении диагноза эпилепсия.

ЭЭГ основана на определении разности электрических потенциалов, генерируемых нейронами, и позволяет регистрировать патологические разряды и волны на коре головного мозга во время приступа и в межприступном периоде. Запись ЭЭГ осуществляется путем наложения электродов над головным мозгом. Наиболее часто пользуются схемой наложения электродов является «10%-20%».

Определение зоны начала приступа (фокальное или генерализованный), его распространение по коре головного мозга, дают возможность докторам выбрать оптимальную тактику лечения. Анализ биоэлектрической активности мозга проводится с использованием специальных монтажей: биполярные и монополярные.

Оценка основного ритма ЭЭГ проводится в соответствии с возрастом пациента, с его функциональным состоянием и условиями записи.

Выделяют нормальные ритмы биоэлектрической активности мозга:

— Альфа ритм. Ритм частотой 8-13 Гц средней амплитуды 50 мкВ (15-100 мкВ), максимально выражен в задних (затылочных) отведениях при закрытых глазах. В норме отмечается снижение альфа ритма на ЭЭГ при открывании глаз, беспокойстве, при активной умственной деятельности, а также во время сна. Имеется прямая взаимосвязь между снижением основной активности фоновой записи и снижением интеллекта, особенно у пациентов страдающих эпилепсией. Признаками патологии является распространение пароксизмальных вспышек альфа ритма частотой 9-12 Гц на передние отделы и слабое уменьшение этих вспышек при открывании глаз. Одностороннее исчезновение альфа ритма было впервые описано Банко (эффект Банко), может наблюдаться при опухолях затылочных долей или иных патологических изменениях, в том числе фокальных корковых дисплазиях и порэнцефалических кистах.

— Бета ритм. Ритм частотой более 13 Гц (типичная частота в норме 18-25 Гц), средней амплитуды 10 мкВ и имеет максимальную выраженность в лобно-центральных отведениях. Бета ритм усиливается в период сонливости, при засыпании (I стадия сна) и иногда при пробуждении. В период глубокого сна (III, IV стадии фазы медленного сна) амплитуда и выраженность бета ритма существенно снижается. Региональное усиление активности может наблюдаться во время фокального (очагового) эпилептического приступа. Усиление активности бета ритма отмечается при приеме психоактивных препаратов (барбитураты, бензодиазепины, антидепрессанты, снотворные, седативные). Региональное снижение бета ритма одновременно со снижением альфа ритма может быть свидетельством структурного повреждения или дефекта коры головного мозга.

— Мю ритм (синонимы: Роландический, аркообразный). Ритм аркообразной формы, частоты и амплитуды альфа ритма (8-10 Гц, 15-100 мкВ). Регистрируется в центральных отделах, не изменяется при открывании и закрывании глаз, но исчезает при выполнении движений в контралатеральных конечностях. Одностороннее исчезновение может свидетельствовать о структурном дефекте соответствующих отделов коры головного мозга.

— Тета ритм. Ритм частотой 4-7 Гц, по амплитуде обычно превышающий основную активность фоновой записи. Максимальная выраженность этого ритма встречается у детей 4-6 лет. Существует множество патологических состояний сопровождающихся развитием продолженной и кратковременной тета активности, большинство из которых требует проведения нейровизуализации.

— Дельта ритм. Ритм частотой 0,5-3 Гц, обычно высокой амплитуды. Наиболее характерен для сна и при гипервентиляции. Наличие генерализованной дельта активности у подростков и взрослых в состоянии бодрствования — признак патологии. Выявляется у пациентов с наличием энцефалопатий неспецифической этиологии и состояний, сопровождающихся изменениями уровне сознания (кома). Региональная дельта активность является признаком серьезного структурного поражения головного мозга (опухоль, инсульт, тяжелый ушиб, абсцесс).

Наиболее типичными патологическими изменениями на ЭЭГ (эпилептиформная активность) выявляемыми у пациентов с эпилепсией являются:

— пики, «спайки» («spike») — эпилептиформный феномен, отличный от основной активности и имеющий пикообразную форму. Период пика составляет от 40 до 80 мсек. «Спайки» могут наблюдаться при различных формах эпилепсии. Одиночные пики встречаются редко, обычно они предшествуют появлению волн. Сами пики отражают процессы возбуждения нейронов, а медленные волны – процессы торможения.

— острые волны («Sharp-waves») – данный феномен также как и «спайки» имеет пикообразную форму, но период его более длительный, составляет 80-200 мсек. Острые волны могут встречаться изолированно (особенной при фокальных формах эпилепсии) или предшествовать медленной волне. Феномен является высоко специфичным в отношении эпилепсии.

— комплексы «спайк-волна» (синоним «пик — медленная волна») – паттерн состоящий из пика и следующей за ним медленной волной. Как правило, данная активность имеет генерализованный характер и является специфичной для идиопатических генерализованных форм эпилепсии. Однако, может встречаться и при фокальной эпилепсии в виде локальных единичных комплексов.

— множественные пики, полипики, «полиспайки» — группа следующих друг за другом 3-х и более пиков частотой от 10 Гц и выше. Генерализованные полипики могут являются специфическим паттерном для миоклонических форм эпилепсии (таких ка юношеская миоклоническая эпилепсия и т.д.).

Провоцирующие пробы.

Обычная запись ЭЭГ ведется в состоянии пассивного бодрствования пациента. Для оценки нарушений ЭЭГ применяются провоцирующие пробы.

1 Открывание-закрывание глаз. Служит для оценки контакта с пациентом, исключения нарушения сознания. Проба позволяет оценить изменение активности альфа ритма и других видов активности на открывание глаз. В норме при открывании глаз блокируется альфа ритм, нормальная и условно нормальная медленно волновая (тета и дельта ритм) патологическая активность.

2. Гипервентиляция. Проба проводится у детей старше 3 лет, продолжительность до 3 мин у детей, до 5 мин у взрослых. Проведение пробы используется для выявления генерализованной пик-волновой активности и иногда визуализации самого приступа. Реже отмечается развитие регионарной эпилептиформной активности.

3. Ритмическая фотостимуляция. Проба используется для выявления патологической активности при фотосенситивных формах эпилепсий. Методика проведения: перед пациентом с закрытыми глазами, а расстоянии 30 см устанавливается лампа стробоскопа. Необходимо использование широкого спектра частот, начиная от 1 вспышки в секунду и заканчивая 50/сек. Наиболее эффективна в выявлении эпилептиформной активности стандартная ритмическая фотостимуляция с частотой 16 Гц. Фотопароксизмальный ответ, развивающийся при этой пробе, является проявлением эпилептиформной активности, при нем на ЭЭГ регистрируются разряды генерализованной быстрой (4 Гц и выше) полипик-волновой активности, и иногда возникновение миоклонических пароксизмов в виде сокращения мышц лица, плечевого пояса и рук, синхронно со вспышками света.

4. Фоностимуляция (стимуляция звуковыми волнами определенной высоты и интенсивности, обычно 20 Гц – 16 кГц). Проба имеет ограниченное применение и эффективна для провокации активности при некоторых формах аудиогенной эпилепсии.

5. Депривация сна. Суть пробы заключается в уменьшении продолжительности сна по сравнению с физиологической. При этом ЭЭГ исследование предпочтительнее выполнять в утренние часы, вскоре после пробуждения. Проведение пробы с депривацией сна наиболее эффективно для выявления эпилептиформной активности при идиопатических генерализованных формах эпилепсии.

6. Стимуляция умственной активности. Проба заключается в решении пациентом во время записи ЭЭГ различных умственных задач (чаще всего решение арифметических действий). Возможно проведение данной пробы одновременно с гипервентиляцией. В целом, проба наиболее эффективна при идиопатической генерализованной эпилепсии.

7. Стимуляция мануальной активности. Данная проба заключается в выполнении во время ЭЭГ исследования заданий связанных с использованием моторной функции кисти (письмо, рисование и т.д.). Во время этой пробы возможно появление пик-волновой активности при некоторых формах рефлекторной эпилепсии.

Однако однократная запись ЭЭГ в течение короткого периода времени, особенно вне приступа, не всегда позволяет выявить патологические изменения. В этом случае пациентам проводится многосуточный Видео-ЭЭГ мониторинг с записью не менее 2-3 типичных для данного пациента приступов. Использование данного метода существенно повышает диагностическую ценность электро-физиологического исследования мозга, позволяет определять зону начала приступа и его распространение при фокальных формах эпилепсии.

Изменения ЭЭГ при эпилепсии

Эпилептиформная активность объе­диняет определенные типы колеба­ний, характерные для пациентов, страдающих эпилепсией.

Спайк представляет собой резкий всплеск острой формы длительностью до 70 мс и ампли­тудой >100 мкВ. Спайки часто груп­пируются в короткие или более длин­ные пачки, образуя феномен, нося­щий название «множественные спай­ки».

Острые волны по сути аналогичны спайкам, но имеют частотные харак­теристики ά-ритма.

Спайк-волна — это комплекс, воз­никающий от комбинации спайка с медленной волной и имеющий высо­кую амплитуду. Спайк-волны могут следовать сериями повторяющихся и почти идентичных стереотипов. Час­тота генерализованных пик-волновых комплексов более 3 Гц характерна для типичных абсансов, менее 3 Гц — для атипичных.

Острая—медленная волна представ­ляет собой комплекс, который напо­минает по форме спайк-волну, но имеет большую длительность и состо­ит из острой волны и следующей за ней медленной волны. Эти комплек­сы характерны для симптоматических форм эпилепсии.

На рис. 12 представлена ЭКоГ больного с опухолью височ­ной доли мозга. Непосредственно с опухоли (отведения 1—2, 1—6, 2—7) регистрируются грубые растянутые медленные вол­ны, чередующиеся с периодами биоэлектрического молчания; с окружающей опухоль мозговой ткани, отведения 2—3; 7—8; 3—8) — медленные волны меньшего периода и большей амп­литуды.

При ряде заболеваний (эпилепсия) с целью получения бо­лее достоверной информации о локализации и структуре пато­логически измененной биоэлектрической активности мозга запись последней осуществляется с погруженных в глубинные структуры мозга электродов. В этом случае метод называется электросубкортикография (ЭСКоГ). Примеры электросубкор-тикограмм представлены на рис. 13 и рис. 14.

Рис. 13 демонстрирует эпилептическую активность, источником которой является гиппокамп и височная кора правого полушария с последующим включением миндалевидного ядра.

На рис. 14 эпилептическая активность носит генерализован­ный характер с одновременным включением в эпилептический разряд глубинных структур обоих полушарий мозга.

Вызванные потенциалы. Преимущества метода вызван­ных потенциалов по сравнению со спонтанной ЭЭГ заклю­чаются в том, что они позволяют непосредственно выяснить, в какие образования мозга адресуются афферентные сигналы и какие системы мозга участвуют в их модуляции и обработке.

Он позволяет оценивать функциональное состояние образований мозга, связанных с проведением и обработкой афферентного сигнала определенной модальности в отличие от электроэнцефалограммы, дающей представление о функ­ционировании мозга в целом как единой системы. Каждый из методов ВП имеет область применения. в которой он обладает максимальной информативностью: так например, зрительный ВП используют при поражении образований зрительного анализатора, длиннолатентный соматосенсорный ВП — при патологических процессах полушарной локализации и т.д. Кроме того, корковые вызванные потенциалы любой модальности позволяют оценить функцио­нальное состояние структур лимбико-ретикулярного комплекса, поскольку отражают процесс обра­ботки афферентного сигнала этими образованиями. Коротко-латентный соматосенсорный ВП приме­няют главным образом для диагностики наруше­ний проведения по спинному мозгу, для интраоперационного мониторинга.

Метод стволового акустического ВП (САВП) обладает определенной универсальностью, так как связан с проведением сигнала по слуховым ство­ловым путям и может быть использован в диа­гностических целях при поражениях мозга различ­ной этиологии, сопровождающихся вовлечением в патологический процесс стволовых образований.

Эффективность использования метода вызванных потенциалов для оценки закономерностей функционирования нейронных популяций головного мозга в норме и в условиях патологии определяется существующими представлениями о генезе их составляющих. Они приобрели в последнее время не только научно-исследовательское, но и большое практическое значение в диагностике различной неврологической патологии.

Анализируются преимущественно временные параметры ответа (пиковая латентность отдельных компонентов, межпиковые интервалы).

Рис. 15 Тригеминальные вызванные потенциалы во время приступа боли.

Эхоэнцефалография. Метод ультразвуковой эхоэнцефалографии (ЭхоЭГ) основан на использовании в диагностических целях ультразвуковых колебаний, которые способны распростра­няться в жидких, твердых и газообразных телах. При распро­странении ультразвуковых волн через черепные покровы, моз­говое вещество и цереброспинальную жидкость имеет место их отражение на границе раздела сред с различными физически­ми свойствами. Отраженные ультразвуковые колебания реги­стрируются на экране эхоэнцефалографа в виде вертикальных импульсов — эхосигналов.

Методика исследования сводится к следующему. Ультразвуковой датчик прикладывается к поверхности головы в лобно-височной области, т. е. месте проекции III желудочка на бок­вую поверхность черепа. Перемещая датчик несколько кпереди или кзади от этой точки, можно получить отраженные сигналы от прозрачной перегородки, а также от эпифиза. Нормальная эхоэнцефалограмма состоит из трех основных эхо-сигналов: 1) начальное эхо, или начальный комплекс сигналов, отраженных от кожи, мягких тканей головы, костей черепа и твердой мозговой оболочки на стороне иссле­дования; 2) срединное эхо, или М-эхо,—сигнал от срединных структур мозга (прозрачная перегородка, III желудочек, эпифиз); 3) конечное эхо, или конечный комплекс,— комплекс эхо-сигналов от твердой мозговой оболочки, внутренней и на­ружной костных пластинок черепа и мягких тканей головы про­тивоположной исследованию стороны.

Рис. 16 . Схема расположения ультразвуковых электродов и методика исследования.

В норме М-эхо расположено на одинаковомрасстоянии от датчика при исследовании справа и слева. Наличие патологического объемного образования в одном из по полушарий мозга (опухоль, абсцесс, гематома), рубцово-атрофического процесса полушария мозга приводит к нарушению нормальных топографоанатомических соотношений в полости черепа и смещению срединных структур. В этом случае М-эхо на экране осциллографа смещается в сторону здорового полушария.

Эхоэнцефалография позволяет диагностировать гидроцефалию боковых и III желудочков. Наиболее достоверным признаком расширения III желудочка является расщепление М-эха на два эхо-сигнала, расстояние между которыми превышает 6—6,5 мм. Расширение боковых желудочков характеризуется появлением сигналов высокой амплитуды между начальным эхо и М-эхо и М-эхо и конечным эхо, отраженных от их медиальной и латеральной стенок.

Электромиография.

Электромиография (ЭМГ) — метод, по­зволяющий регистрировать токи, генерируемые самими мыш­цами. Данные, полученные с помощью метода ЭМГ, позволяют оценить функциональное состояние периферического нервно-мышечного прибора (клетки переднего рога спинного мозга, аксона, нервно-мышечного синапса, мышечного волокна) и уточнить в нем топику поражения. Потенциалы действия мышц записываются специальными устройствами, электромиографами, посредством игольчатых или поверхностных электродов в со­стояниях покоя или напряжения мышц.

Электромиограмма здорового человека в состоянии покоя характеризуется низкоамплитудными колебаниями, сменяющи­мися высоковольтной активностью при произвольном сокраще­нии мышц. В случае поражения клеток передних рогов спин­ного мозга наступает урежение частоты колебаний, увеличение амплитуды с появлением фибрилляций и фасцикуляций. Поражение передних корешков или периферических нервов приводит к снижению амплитуды колебаний. В атрофированных мышцах и при полной дегенерации периферического мотоней­рона потенциалы действия отсутствуют.

ЭМГ, таким образом, помогает объективно установить или исключить (например, при истерии) поражение периферического мотонейрона. Кроме того, с помощью ЭМГ можно зарегистрировать различные типы потенциалов, свойственные полиомиелиту, миастении, миотонии и некоторым другим заболеваниям.

Артефакты электроэнцефалографического исследования: их выявление и дифференциальный диагноз

Электроэнцефалографическое исследование (ЭЭГ) позволяет врачу-неврологу контролировать функциональное состояние головного мозга при различных неврологических заболеваниях. Но в настоящее время в отечественной неврологической школе интерес к этому методу невелик. Одним из аспектов данной проблемы является тот факт, что анализ данных ЭЭГ-исследования нельзя уместить только в рамки изменений частотно-волновых гармонических характеристик. Большинство патогномонично значимых феноменов зачастую имеют асинхронный, случайный и псевдохаотический вариант представленности в записи. Также они обладают определенными индивидуальными особенностями, требующими описательных и нематематических характеристик, что не позволяет использовать методы «автоматического» формирования медицинского заключения на основе простых аналитических механизмов гармонических функций.
Особенную важность индивидуальный подход к анализу ЭЭГ приобретает при анализе различного вида артефактов. Современная ЭЭГ-аппаратура регистрирует чрезвычайно малые величины изменений биоэлектрических потенциалов, из-за этого истинная ЭЭГ-активность может сильно искажаться вследствие воздействия разнообразных физических (технических) и/или физиологических воздействий . В части случаев подобные искажения можно убрать при помощи аналогово-цифрового преобразования и различных фильтров, но если артефактное воздействие совпадает по частотно-волновым характеристикам с реальной ЭЭГ-записью, эти способы становятся неэффективными . Определенную помощь в выделении и нейтрализации подобных артефактов может оказать использование полиграфической записи с автоматическим устранением «типичного» графоэлемента, но такой подход тоже не всегда достаточно эффективен, и в результате основная работа по выявлению и устранению артефактов из ЭЭГ- записи ложится на врача-специалиста.
Особую важность дифференциальная диагностика приобретает при различных пароксизмальных состояниях, в частности эпилепсии. По данным Jeavons (1983), ошибки дифференциальной диагностики весьма существенны, ее гипердиагностика эпилепсии составляет до 20–25% всех случаев впервые диагностированной эпилепсии. Случаи гиподиагностики встречаются реже и составляют, по данным разных авторов, до 10% случаев . В большинстве случаев подобные ошибки связаны не только с особенностями течения заболевания и трудностью верификации его клинической картины, но и с неправильной интерпретацией данных электрофизиологических исследований и, чаще всего, с восприятием артефактов в качестве истинной биоэлектрической активности головного мозга (БЭАГМ).
Цель данной работы состоит в демонстрации, предложении методик определения и классификации наиболее характерных ЭЭГ-артефактов, возникающих при проведении ЭЭГ-исследования.
Материалом для исследования послужил анализ ЭЭГ-записей пациентов различных возрастов, проходивших ЭЭГ-исследование для исключения различных патологических состояний (согласно рекомендациям H. Luders , W. Penfield ).
Результаты
По происхождению артефакты ЭЭГ-записи можно разделить на физические, возникновение которых связано с различными техническими (технологическими) погрешностями, и физиологические, в возникновении которых принимают участие различные физиологические процессы организма. Наиболее часто из физических артефактов встречаются: сетевая наводка, телефонный артефакт, обрыв проводника, плохой контакт электрода, артефакт высокого импеданса. Из физиологических артефактов часто регистрируются: ЭКГ-артефакт, сосудистый РЭГ-артефакт, кожно-гальванический артефакт (реакция КГР), глазодвигательный артефакт, электроокулограмма (ЭОГ), миографический артефакт – электромиограмма (ЭМГ).
Физические артефакты
Сетевая наводка от сети переменного тока частотой 50 Гц (рис.1) в современных ЭЭГ-регистраторах встречается редко. Причиной ее появления, помимо неисправности аппаратуры, является влияние мощных электромагнитных полей сетевого тока от медицинской аппаратуры (магнитно-резонансной, рентгенологической, физиотерапевтической). Для устранения сетевой наводки необходимо отрегулировать энцефалограф, проверить наличие заземления аппаратуры, нарушение контакта в электродных проводниках. В случае необходимости проведения исследования вблизи источников электромагнитных излучений можно на короткое время выключить все электроприборы, если это невозможно, например, в операционной или палате интенсивной терапии, то можно применить фильтр высокой частоты. Однако следует учитывать, что в этом случае из ЭЭГ исчезают соответствующие частоты биоэлектрической активности головного мозга обследуемого.
Телефонный артефакт. Сходным с сетевой наводкой по происхождению и форме является артефакт от телефонного звонка. Он возникает при расположении телефонного аппарата рядом с пациентом и плохом контакте проводников, что позволяет ЭЭГ-анализатору регистрировать электромагнитные волны, возникающие во время работы телефонного звонка. При последующем анализе при выявлении телефонного артефакта нужно проводить его дифференциальную диагностику со сходными физиологическими графоэлементами, такими как сонные веретена и группы заостренных βволн по типу «щеток» (феномена низкоамплитудной быстрой активности lafa) (рис. 2).
Полный обрыв проводника (потеря контакта с пациентом). Для этого артефакта характерны резкие скачки потенциала с «зашкаливанием» (рис. 3). Чаще всего они появляются при обрыве соединительного провода, плохой установке электрода, поляризации электрода или при накоплении электрических зарядов на теле обследуемого пациента. В таких случаях нужно проверить целостность проводов, соединяющих электроды с входной коробкой электроэнцефалографа.
При обрыве соединительного провода или появлении потенциала поляризации необходимо заменить электрод. По данным Л.Р. Зенкова , потенциалы поляризации чаще появляются при использовании дешевых медных и латунных электродов, подвергнутых некачественному золочению или серебрению; для устранения подобной ситуации электроды подвергают хлорированию.
Статический разряд. Данный артефакт чаще всего возникает в условиях низкой влажности, проявляясь в виде единичных электромагнитных всплесков (рис. 4). Для устранения электрических зарядов с тела можно переустановить электроды, подвергнуть кожу под электродом абразии специальной пастой (мелкой наждачной бумагой или стерильной инъекционной иглой) до легкого покраснения, не повреждая дермы, предложить пациенту снять синтетическую одежду.
Артефакт высокого импеданса. Возникает при неправильном наложении электрода на кожу пациента, высыхании контактного геля или отхождения электрода от кожной поверхности. Артефакт характеризуется выявляемой под одним электродом продолженной островолновой активностью, симулирующей электромиограмму. Устраняется при восстановлении контакта электрода с кожей пациента и проводящей средой (рис. 5).
Физиологические артефакты
Как правило, их возникновение обусловлено различными биологическими процессами, протекающими в организме пациента. Наиболее часто в ЭЭГ-записи встречаются электрокардиограмма (ЭКГ-артефакт), реограмма (РЭГ, РГ-артефакт), кожно-гальваническая реакция (КГР-артефакт), электромиограмма (ЭМ-артефакт) и др. Ниже представлены наиболее характерные изменения ЭЭГ-записи, вызываемые физиологическими артефактами.
ЭКГ-артефакт. Чаще всего возникает у обследуемых, страдающих повышением артериального давления, преимущественно в монополярных и поперечных биполярных отведениях. Его возникновение связывают с повышением активности симпатической нервной системы, что облегчает проведение ЭКГ-сигнала на периферийные ткани. ЭКГ-артефакт (рис. 6) представлен ритмичными острыми комплексами, имитирующими эпилептиформную активность – доброкачественный эпилептиформный паттерн детства (ДЭПД), но в отличие от нее лишен медленно-волнового компонента или в случае имитации ДЭПД – его частота устойчива и совпадает с частотой комплексов QRS на ЭКГ, поскольку для ДЭПД ритмичность и совпадение с QRS комплексами не характерны.
Сосудистый РЭГ-артефакт. Также у больных, страдающих повышением артериального давления, часто наблюдается РЭГ-артефакт, который появляется при установке электрода над поверхностью пульсирующего сосуда. Он имеет характерный для реограммы вид, включающий крутой подъем – анакроту и более пологий спуск – катакроту. Может симулировать дельта- активность (рис. 7). Выявление РЭГ-артефакта, как правило, не представляет большого труда, поскольку его основной графоэлемент имеет характерную форму и выявляется чаще всего под конкретным электродом. Устраняется РЭГ-артефакт небольшим смещением электрода в сторону (из зоны сосуда).
Кожно-гальванический артефакт (реакция КГР). Возникает вследствие активации парасимпатической нервной системы больного и повышения потоотделения, вследствие чего происходит общее цикличное изменение импеданса кожных покровов и системы кожа-электрод. На ЭЭГ регистрируются медленно-волновые «тренды», имитирующие смещение электродов. Подавить этот артефакт можно дополнительным обезжириванием кожных покровов пациента, а в случае неэффективности протирания кожи можно ограничить нижнюю полосу пропускания электроэнцефалографа до 0,1 с (рис. 8).
Глазодвигательный артефакт, электроокулограмма. Проявляется в виде медленно-волновых колебаний во фронтополярных отведениях частотой 0,3–2 Гц. Определенные сложности представляет его дифференциальная диагностика с медленно-волновой активностью глубинных отделов лобных долей головного мозга (рис. 9). Возникновение ЭОГ связано с изменением положения глазного яблока (сетчатки). Для ЭОГ характерно затухание амплитуды от лобных отведений по направлению к затылочным, а также симметричность и стереотипная форма потенциалов. Устранить ЭОГ можно, попросив пациента зафиксировать глазные яблоки, придерживая веки собственными пальцами.
Миографический артефакт, электромиограмма. ЭМГ выявляется при мышечном напряжении лобных, жевательных и затылочных мышц. Она может быть спровоцирована как спонтанным напряжением пациента, так и его непроизвольной реакцией на чрезмерно плотно одетую фиксирующую электроды систему.
Дифференцировать ЭМГ следует с β-ритмом, сонными веретенами и спайковой активностью на ЭЭГ (рис. 10). β-ритм отличается от ЭМГ меньшей амплитудой колебаний, неправильным и нерегулярным ритмом. Сонные веретена представляют собой модулированные, диффузные колебания частотой 11–15 Гц, амплитудой около 50 мкВ, продолжительностью от 0,5 до 3 с. Спайковая активность – это потенциалы с острой формой, длительностью 5–50 мс, их амплитуда может превышать фоновую активность в десятки и даже тысячи раз. Устранить ЭМГ можно, предложив обследуемому не сжимать зубы, приоткрыть рот, расслабить мышцы лба и шеи. Если после всех вышеизложенных мероприятий регистрация ЭМГ-артефакта сохраняется, то можно использовать фильтры высоких частот с ограничением полосы пропускания свыше 15 или 30 Гц.
Обсуждение и выводы
Многообразие проявлений артефактов ЭЭГ-записи, трудности в их устранении, а также их сходство с истинными ЭЭГ-паттернами часто заставляют начинающих специалистов отрицать диагностическую ценность метода ЭЭГ в клинической практике, направляя пациентов на другие, подчас дорогостоящие диагностические методы, основанные на иных физических принципах. Тем не менее, как показано выше, выявление, устранение и дифференциальная диагностика ЭЭГ-артефактов не представляет какую-либо сложную и неразрешимую для специалиста проблему.
ЭЭГ-артефакты имеют определенные характеристики, что позволяет отделить их от основной записи (табл. 1, 2), поэтому даже при проведении исследования на современной диагностической аппаратуре специалист должен распознавать и отмечать регистрируемые артефакты, прилагая максимальные усилия к их устранению из основной ЭЭГ-записи, но вместе с тем, полное устранение физиологических артефактов не всегда необходимо, т.к. именно их наличие может косвенно указывать на основную медицинскую патологию, по поводу которой пациент и обратился к врачу.
Возможно, подобные недостатки можно разрешить посредством изменения подготовки специалистов, проводящих нейрофизиологические исследования, с выделением в курсе обучения отдельных тем, посвященных диагностике ЭЭГ-артефактов.
Литература
1. Гуляев С.А., Архипенко И.В. и др. Электроэнцефалография в диагностике заболеваний нервной системы. – Владивосток: изд-во ДВГУ, 2012. 200 с.
2. Зенков Л.Р. Электроэнцефалография с элементами эпилептологии. – Таганрог: Изд–во ТРТУ, 1996.
3. Мухин К.Ю., Петрухин А.С., Глухова Л.Ю. Эпилепсия: атлас электроклинической диагностики. – М.: Альварес Паблишинг, 2004. 440 с.
4. Петрухин А.С., Мухин К.Ю., Глухова Л.Ю. Принципы диагностики и лечения эпилепсии в педиатрической практике. – М., 2009. 43 с.
5. Luders H., Noachtar S. eds. Atlas and Classification of Electroencephalography. –Philadelphia: WB Saunders, 2000. 208 p.
6. Penfield W., Jasper H. Epilepsy and the Functional Anatomy of the Human Brain. – Boston: Little, Brown & Co, 1954. 469 p.